25 мая 2016

Башнефть-приватизация, из пустого в порожнее

"Башнефть"

Фото: «НК «Башнефть»

Кремль, наконец, решился дать зеленый свет приватизации одной из крупнейших нефтяных компаний России – Башнефти, еще недавно фактически отобранной у частной АФК Система, пока ее владелец Владимир Евтушенков находился под домашним арестом. Экспроприированный у Евтушенкова актив вернулся в госсобственность, и вот теперь правительство рассчитывает от его продажи получить средства, столь необходимые для пополнения российского бюджета. Однако то, как власть готовится к продаже этого ценного нефтяного актива, больше походит на очередную коррупционную аферу.

16 мая президент Путин исключил 50% плюс 1 акция Башнефти из перечня стратегических предприятий, что открывает возможность к ее продаже. На сегодняшний день Российской Федерации принадлежит 60,16% голосующих акций (50,08% уставного капитала) Башнефти, Республике Башкирия, субъекту Федерации – 25,79% голосующих акций (25%).

Вопрос первый: что продаётся? Рассматриваются три варианта: продажа Российской Федерацией 25-ти  или 50-ти процентов акций, или, совместно с Башкирией, — 75-ти процентов. Руководство Башкирии против. Как минимум, Башкирия рассчитывает сохранить за собой блокпакет (25%+1 акция), чтобы иметь влияние на управление компанией. Как максимум – заблокировать продажу вообще. Такое вот своеобразное башкирское «гостеприимство»: потенциального инвестора приглашают в регион, где местные власти категорически против приватизации.

Вопрос второй: кому продается? О своем интересе к покупке Башнефти уже заявили Лукойл и Независимая нефтегазовая компания («ННК») Эдуарда Худайнатова. Лукойл — признанный лидер отрасли, к тому же, едва ли не единственная на российском рынке действительно негосударственная нефтяная компания, не ассоциированная с «друзьями» Путина. Чего не скажешь о ННК, владелец которой Худайнатов – бывший президент, а ныне — член совета директоров Роснефти Игоря Сечина. Понятно, что ННК может быть отнесена к числу «негосударственных» компаний только по формальным признакам, как впрочем и большинство крупнейших «частных» бизнесов страны, подконтрольных путинским приближенным. Есть еще один, «непрозрачный» претендент – некое ЗАО Татнефтегаз, предложившее государству передать 75,08% акций Башнефти во временное владение на 10 лет за $6 млрд. Кто стоит за этой компанией и почему от нее исходит такое необычное предложение, пока не ясно. Скорее всего, это структура владельца Русснефти Михаила Гуцериева, поскольку ее возглавляет близкий ему, в прошлом — вице-президент Русснефти, Сергей Бахир.

Вопрос третий: почем продавать? Источники «Ведомостей» в правительстве рассказали, что государство хочет получить двойную цену к рынку за пакет акций компании. На 17 мая 2016 года рыночная капитализация Башнефти составила 489 млрд руб. (примерно 7,5 млрд долларов США). Хотеть, как говорится, не вредно, но только вот вице-президент по стратегическому развитию Лукойла Леонид Федун говорит, что «у нас есть понимание справедливой цены, ни одной копейки мы переплачивать не будем, [а] 25% мы даже рассматривать не будем».

Вопрос четвертый: откуда деньги? Пожалуй, это самый сложный вопрос: ни один из предполагаемых покупателей не обладает достаточными собственными ресурсами для покупки Башнефти. Лукойл уже заявил, что не готов платить за Башнефть завышенную цену. ННК планирует привлечение внешнего финансирования для приобретения акций Башнефти, написал Худайнатов министру экономики Улюкаеву. Из-за санкций, введенных в ответ на российскую агрессию против Украины, международные финансовые рынки для российских заемщиков продолжают оставаться недоступными, а Путин, говоря о приватизации, запретил использовать средства госбанков. Непонятно только, как при этом можно все-таки продать Башнефть — за двойную цену и без кредитов.

_BashelkinИсходя из сложившейся «традиции» (Северная нефть, Юганскнефтегаз, ТНК-BP и т.п.), покупателя Башнефти будут выбирать в Кремле, в «тесной дружественной атмосфере», чтоб никого из «своих» не обидеть. Однако, по сравнению с прошлыми мега-приобретениями Роснефти, собственных свободных финансов у «своих» нет, а на внешнем рынке им давать перестали. Так что, возможно, Башнефть и будет продана, но искомых многомиллиардных доходов российский бюджет не получит – скорее всего, все те же госбанки и дружественные Путину «опытные нефтяники» осуществят очередной «прогон» денежных средств, на котором, как обычно, неплохо заработают участники коррупционной цепочки. Такая вот приватизация Башнефти – от Путина к Сечину, из пустого – в порожнее.

  1. Пока что нет комментариев.
  1. Пока что нет уведомлений.