21 Окт 2016

Фиг нам

Изображение: svobodnoslovo.eu

Изображение: svobodnoslovo.eu

Экономические санкции, наложенные западным миром на друзей Путина и принадлежащие им предприятия, а также на определенные, наиболее чувствительные для российской экономики отрасли – нефте- и газодобычу и привлечение иностранного финансирования, действуют уже более двух лет. Они не смогли восстановить ни территориальную принадлежность Крыма и Донбасса Украине, ни даже заставить российских военных признать их очевидную всем вину в гибели пассажирского самолета малазийских авиалиний. Одурманенные кремлевской пропагандой граждане России, не сильно вникающие в глубинные причины отсутствия доступных кредитов, роста цен, невыплаты зарплат и замораживания пенсионных накоплений, продолжают в массе своей поддерживать агрессивную внешнюю политику своих зарвавшихся правителей. В чем же результат этих пресловутых западных санкций?

За два с половиной года Россия потеряла значительные объемы предназначавшихся ей иностранных инвестиций, а из-за запрета на импорт технологий и оборудования была вынуждена приостановить на неопределенный срок разработку новых нефтяных и газовых месторождений. И то, и другое еще долго будет отрицательно сказываться на доходах российского бюджета. Экономические советники Путина – «рыночник» Алексей Кудрин и «плановик» Сергей Глазьев – одинаково оценивают потери России от аннексии Крыма и введенных санкций в сумму не менее 200 млрд. долларов США. По мнению других экспертов, большая часть этих потерь, 170 млрд. долларов, вызвана западными санкциями.

Даже сам Путин недавно признал, что стране необходимы технологии, доступ к которым ограничен в связи с санкциями. Однако, вместо того, чтобы сделать хотя бы небольшой шаг навстречу Западу и снизить напряженность на юго-востоке Украины,  президент подписал указ о выходе России из соглашения об утилизации оружейного плутония, тем самым фактически предъявив Западу ультиматум: либо снимайте санкции и компенсируйте причиненный ими экономике России ущерб, либо – конец ядерному разоружению, будем готовиться к взаимному уничтожению, как Северная Корея.

Кремль уже не в первый раз строит свою внешнюю политику на принципе «ассиметричных ответов»: достаточно вспомнить американский Закон Магницкого и принятый Россией в отместку запрет на усыновление американцами российских детей-сирот, или продуктовое эмбарго – запрет на ввоз в Россию широкого перечня продуктов питания из Европы и Северной Америки, — введенное, чтобы «наказать» западных производителей за антироссийские санкции их правительств. И в том, и в другом случае страдают от таких «ассиметричных ответов», прежде всего, жители России. Как бы ни хотели прикормленные Кремлем экономисты выдать 45-процентный рост внутреннего сельхозпроизводства за результат продовольственного эмбарго и импортозамещения, реальная причина скачка – в росте цен, вызванном девальвацией рубля на те же 45% в конце 2014 года. Статистика свидетельствует о подорожании продуктовой корзины: на треть выросла стоимость говядины, а гречка — почти на 200%. Отечественные продукты в условиях отсутствия конкуренции оказались значительно дороже европейских. Как советник Путина Кудрин, так и оппозиционер, главный экономист Европейского банка реконструкции и развития Сергей Гуриев прямо указывают, что никакого импортозамещения не происходит, ни в сельском хозяйстве, ни в российской экономике в целом.

Фото: Carlos Garcia Rawlins/Reuters

Фото: Carlos Garcia Rawlins/Reuters

Правительство России постановило, что продуктовое эмбарго продолжит действовать еще как минимум до конца 2017 года. Безжалостная по отношению к россиянам бравада Путина перед странами Запада в очередной раз ярко прозвучала в индийском Гоа из уст нашего искрометного царя, когда на вопрос о возможности хотя бы частичного снятия эмбарго президент ответил: «Фиг им». Под «ними» Путин имел в виду, понятное дело, Запад, вот только выходит все ровно наоборот – Европе и Америке по большому счету без разницы, будет ли в России жизнь как в Венесуэле, или как в Северной Корее. У западных правительств своих забот хватает, а путинский «фиг» достанется не им, а нам.

  1. Пока что нет комментариев.
  1. Пока что нет уведомлений.